Маяк на мысе Ильи

Здания - архитектура Феодосии

Маяк на мысе Ильи
Маяк на мысе Ильи светит кораблям уже 117 лет. Однажды богатый купец по имени Илья Тамара плыл морем из Судака в Феодосию, - гласит одна из многочисленных легенд. – В пути его корабль попал в сильный шторм, и купец взмолился о спасении Илье Пророку, который в народе почитался как повелитель грозы. Молитвы купца были услышаны: грянул гром, сверкнула молния, на берегу он увидел колесницу Ильи Пророка – и шторм тут же стих. А купец в честь своего чудесного спасения построил на вершине скалы церковь Святого Ильи.

Ильинский маякИльинский маяк Говорят, что с тех пор мыс и получил свое название. До наших времен церковь не сохранилась, и как долго она простояла неизвестно. По некоторым данным, в начале XIX века ее уже не было, но на этом месте существовала часовня Святого Ильи, служившая для кораблей своеобразным ориентиром. Однако к 1880-м годам не было уже и часовни. По другой версии, мыс получил свое название еще в середине века, когда здесь находился монастырь Святого Ильи.

Скалистый и обманчивый, опасный для мореплавателей, мыс не единожды становился местом гибели кораблей. Не случайно расположенная возле него бухта получила название Двуякорная – она не защищает от ветра, и в сильный шторм судам, чтобы уцелеть, приходилось становиться сразу на два якоря. При этом на протяжении 75 миль от Ялты до мыса Чауда не было ни одного маяка.

Необходимость поставить на мысе Святого Ильи маяк стала еще очевидной после того, как в 1895 году в Феодосии был построен порт, и в город начали прибывать много пассажирских и грузовых судов. Феодосия, успев сделаться коммерческим портом, лишена была портового огня. Как это ни странно, в бухту пароходы входили по огням Феодосийского яхт-клуба. Хотя еще в начале 1890-х годов дирекция маяков Черного и Азовского морей приступила к рассмотрению вопроса о строительстве путеводной звезды на мысе Святого Ильи. В 1894 году мыс обследовали специалисты-гидрографы и выбрали место для установки маяка, но на исполнение планов не нашлось денег.

Евдокия Николаевна РукавишниковаЕвдокия Николаевна Рукавишникова Неизвестно, как долго бы продолжалась эта финансовая пауза в сооружении маяка, если бы не приезд в Феодосию Евдокии Николаевны Рукавишниковой, супруги московского городского головы Константина Васильевича Рукавишникова. В маленький приморский город Евдокию Николаевну заставила перебраться беда: болезнь 19-летнего сына Николая. В 1897 году он неожиданно заболел туберкулезом в острой форме: состояние юноши было критическим, он угасал на глазах. Собравшийся в Москве консилиум врачей не был единодушен в своем мнении: один профессор медицины советовал убитым горем родителям вести сына «на кумыс» в Среднюю Азию, другой, напротив, уверял, что сухой жаркий воздух убьет больного, а спасти его может лишь морской влажный климат. Рукавишниковы в итоге выбрали поездку к морю – и мать с сыном отправились в Феодосию, где у семьи была небольшая дача (она находилась на территории нынешнего санатория Минобороны). На эту дачу Евдокия Рукавишникова привезла сына – и благодаря целебному морскому климату юноша вскоре пошел на поправку. Гуляя по Феодосии, он часто бывал в порту, любил смотреть на пароходы. Многие капитаны познакомились с ним и его матерью и стали бывать у них на даче. Как писала в своих воспоминаниях дочь Евдокии Николаевны, «капитаны рассказывали, что у мыса Святого Ильи в Феодосии место очень коварное, там находятся подводные скалы, представляющие большую опасность, обойти их очень трудно, в бурю особенно. Вот почему там то и дело бывали несчастные случаи. На этом мысу, как говорили эти знающие люди, необходим маяк, указывающий опасность. Уже не раз подавались об этом доклады, но дальше дело не шло. Мать моя часто стала задумываться над вопросом о маяке, о том, как он необходим на мысе Святого Ильи, сколько человеческих жизней было бы сохранено, если ночью мерцал бы его спасительный огонь. Ее не покидала мысль о своем великом счастье в выздоровлении сына и тут же о горе всей Феодосии за отсутствием столь нужного маяка. И вот произошло новое несчастье: пароход «Владимир», наскочив на подводные камни, затонул; погибло много людей. Событие это потрясло всех. Тут моя мать твердо решила построить маяк и со свойственной ей энергией всей душой отдалась этому необычному для женщины делу. Она занялась приготовлением средств: была заложена дача, написано в Москву, что там можно ликвидировать, и отец прислал свою помощь».

Чтобы оснастить маяк еще и туманным колоколом, Евдокия Николаевна занялась вязанием и благотворительной продажей цветных шерстяных кошельков. Ее дочь вспоминала: «Сразу не хватало средств на колокол. Мать начала вязать прелестные маленькие кошелечки для мелочи. Как охотно у нее брали, помогали сбывать, зная, что это на колокол для маяка! Были случаи, что купленный кошелечек возвращали ей, наполненный золотыми монетами. Нужная сумма набралась довольно скоро, и колокол зазвонил в тумане». Благодарные горожане предлагали Евдокии Николаевне назвать маяк ее именем. Но она отказалась на отрез, заявив, что это бескорыстный дар Феодосии, а маяк должен называться Ильинским – по имени мыса, на котором он установлен. Капитаны кораблей, проходя мимо мыса Святого Ильи, еще долго снимали фуражки в честь своей спасительницы и молились о ее здоровье и долголетии.

Ильинский маяк начал свою работу 117 лет назад. В «Извещении мореплавателям» № 5 от 17 февраля 1899 года появилось официальное уведомление: «Дирекция маяков и лоций Черного и Азовского морей извещает мореплавателей, что в Черном море вблизи Феодосии на мысе Ильи у зюйд-остового обрыва установлен в деревянной будке на вершине деревянных козел часто переменный огонь с белыми и зелеными миганиями…»

Изначально маяк представлял собой бревенчатые козлы высотой 12 метров, на которых в деревянной будке был установлен светооптический аппарат с керосиново-фетильным освещением. Внизу крепился многопудовый колокол. Спустя 13 лет маяк перестроили: деревянные козлы и маячную будку заменили металлическими, а осветительный аппарат – более мощным: дальность видимости белого огня увеличилась до 20 миль, зеленого – до 10. Туманный колокол же сменила пневматическая сирена.

Маяк на мысе Ильи Ильинский маяк пережил революцию и Гражданскую войну, но был разрушен во время Великой Отечественной. Захватив Феодосию, фашисты установили артиллерийскую батарею возле маяка. В декабре 1941-го года во время Керченско-Феодосийской операции с этой батареи стали обстреливать высадившихся моряков-десантников. В ответ прогремел орудийный залп советского эсминца «Железняков». Вражеская батарея была уничтожена, но погиб и маяк. После освобождения Феодосии в 1944-ом году на мысе Святого Ильи установили временный маяк, а через год его заменили постоянным – над скалой поднялась 15-метровая белая башня диаметром шесть с небольшим метров. На верх башни ведут 49 ступеней, общая высота маяка над уровнем моря (учитывая высоту скалы на которой он стоит) составляет 65 метров.

Война еще раз напомнила о себе в конце 1990-х годов, когда один из маячников случайно нашел под своим домом десятки немецких снарядов и ящик гранат. Саперы вывезли это «сокровище» и уничтожили на полигоне. А взорвись снаряд прямо на месте – и от маяка не осталось бы следа, да и сам мыс Ильи серьезно пострадал бы.

Возле маяка издавна существовал небольшой городок, где жили обслуживающие его работники со своими семьями. Хорошими смотрителями всегда дорожили и всячески приветствовали создание династий, когда глава семейства передавал заведование маяком своему сыну. Сейчас в жилом городке живут две семьи ветеранов-маячников.

Ильинский маяк в грозуИльинский маяк в грозу С тех пор как на мысе Ильи построили маяк, кораблекрушений здесь не случалось. Правда, в 2011 году неподалеку затонул прогулочный катер, но дело тут было не в шторме и не в маяке. Нетрезвый капитан взял на борт своего судна слишком много людей, и из-за перегрузки катер пошел на дно. К счастью, всех пассажиров и двух членов экипажа спасли – люди на берегу увидели, что катер тонет, и вызвали спасателей. Капитан судна вплавь добрался до берега и сбежал, но его быстро нашла милиция.

Маяк вот уже 117 лет освещает путь кораблям. Сегодня его белый свет (зеленый перестали использовать после войны) уходит в море на 21 милю – почти 39 километров, и виден всем проходящим мимо судам.

Маячные огни издавна светят белым, красным или зеленым светом либо определенным сочетанием этих цветов, но не синим. Последний оказался непригоден для навигационных целей, так как быстро рассеивается каплями атмосферной влаги, и огонь маяка, особенно в дождь и туман, размывается, становясь нечетким.

Ильинский маякИльинский маякМаяк на мысе Святого Ильи в ФеодосииМаяк на мысе Святого Ильи в ФеодосииМаяк Святого Ильи в ФеодосииМаяк Святого Ильи в Феодосии

У феодосийского Ильинского маяка есть заокеанский тезка: в Аляскинском заливе в 100 километрах от берега Аляски находится небольшой (74 кв. км) остров Каяк. Он необитаем, но примечателен тем, что был местом высадки второй экспедиции Беринга, побывал на Каяке и Джеймс Кук. А еще на этом острове, на юго-западной его оконечности, которая носит название мыс Святого Ильи, находится важный для навигации маяк с таким же именем.

29 сентября 2015, 20:28
просмотрвов: 722
Рассказать друзьям:
Нет статьи или плохо раскрытая статья

Нет статьи или плохо раскрытая статья – прежде всего неуважение к тебе наш дорогой читатель. Но этим нельзя сказать о результате нашей небрежности, это означает – ПРОСЬБА О ПОМОЩИ. Интересных мест в городе достаточно большое количество. И для того, что бы подробно описать каждое – требуется достаточно много знаний, времени и сил, которых нам уж очень не хватает. Если ты считаешь, что данная статья раскрыта не полностью, возможно ты знаешь хоть немного больше и сможешь помочь, помочь в первую очередь другим посетителям – поделившись с нами своими знаниями. Пришедшие после тебя читатели будут тебе благодарны за предоставленную информацию. Всем Добра!


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии к статье